Архив рубрики «Захват Thunder Bay»

На Thunder Bay(4)

03.11.2012
<<<<< Предыдущее

Вечерело, но программа — есть программа — надо посетить Sleeping Giant – символ города Тандер Бей.

Он представляет собой горное нагромождение пород, вулканического и всякого другого происхождения, украшенное лесами и замыкает собой залив с южного направления. Из города массив напоминает собой профиль лежащего великана, откуда и название. Красивейшие места, исследовать которые нужен не один день. Наша задача была выбраться на самый верх, куда ведёт девятикилометровая тропа, узкая, с обрывистыми обочинами, доставляющая немало страданий нежным подвескам минивена. Местами тропа проходит по таким чащобам, что везде мерещатся Али Бабаи. Подьём занимает у нас около часа, может чуть меньше. Селфоны по-партизански молчат. Если стать, помощи ждать придётся долго и нудно. Солнце садится с неудержимой резвостью. Побаиваемся, что фотографировать не получится.

Sleeping Giant

Sleeping Giant. (Кликнуть для увеличения)

Вид со Sleeping Giant

Вид со Sleeping Giant. (Кликнуть для увеличения)

Опасения подтверждаются, когда мы наконец заканчиваем «восхождение». Полумрак придаёт впечатлениям особый шарм. У подножия обрыва плещется засыпающее Верхнее Озеро, самое западное из Великих озёр (Lake Superior). Небольшое судно направляется в сторону города, оставляя след, словно утюг на ткани. След долго не исчезает. Где-то играет волынка, добавляя романтики. Темнеет внезапно, напоминая о том, что нам сегодня ещё нужно найти ночлег. Около часа спускаемся на асфальтированную дорогу, а затем ещё полчаса до основного шоссе. За это время экстренно тормозим три раза. Один раз из-за оленя и два раза из-за огалтелых скунсов. Чугунная сковорода покидает своё место и начинает громко передвигаться по салону.

Вышли на главное шоссе, где нам на хвост тут же уселись многотонные траки. Мы идём около 90 км/ч, но им мало, спешат черти. Прибавить не решаюсь, в каждой тени мерещится лось или олень. Вспоминаю слова опытных тракеров — по ночам ездят только отчаявшиеся. Может быть и так, уверенности это не добавляет. Вбиваем в GPS местный аэропорт, зная, что в округе точно будут гостиницы. GPS ведёт нас окольными путями, но в конце-концов, в половине 11-го вечера мы заруливаем на стоянку Victoria Inn. Ресторан — так себе, Wi-Fi подключаться отказывается. Комнаты народного класса стоят гораздо дороже, чем то, что нам встречалось до сих пор. Система отопления-охлаждения центральная. На местном календаре ещё лето, включено охлаждение. Комнату не обогреть, несмотря на то, что на улице достаточно прохладно. Персонал несказанно удивляется, когда с ним здороваются. Мы провели в пути около 12 часов, готовы сьесть хоть старые валенки и заснуть хоть стоя, хоть в кресле, хоть под ним.

Ночь прошла в думах. Я храпел и думал — как же можно так храпеть? Потом сообразил, что храпел не один. Храпел вдвоём с соседом слева. То ли звукоизоляция совсем поизносилась, то ли сосед мой был силён. Храп доносился через стенку и через дверь одновременно.

Долго-ли, коротко-ли, наступило утро, мы потрапезничали, поболтались в бассейне и отправились на
Mountain McKay. Для достижения цели сначала нам пришлось переправиться через гремящий всеми суставами мост металлической конструкции над рекой Кaministiquia, а затем карбкаться по живописному серпантину.

Где-то на половине пути стояла будка, где пологалось заплатить за проезд в кассу местного индейского племени (Ojibwe). На окне будки висел плакатик ”Will be back soon”, но ворота были открыты нараспашку, чем мы и воспользовались.

Mountain McKay (раньше — Thunder mountain) – территория принадлежащая индейской общине. Гора, увенчанная плоскогорьем. Всё это буквально нависает над городом. Раньше на этой горе коренные жители совершали обряды жертвоприношения и вход неиндейцам был запрещён. Теперь там находится памятник местным хлопцам, погибшим в различных войнах в составе Канадской армии, небольшой павильон, рассказывающий историю народа Ojibwe, эстрада и смотровая площадка. Город лежит, как на ладони. За всякими такими красотами мы и позабыли, что поехали в поход завоёвывать новые земли. Эта гора вернула нас к нашим тёмным замыслам. Я представил себе, как классно было пуляться отсюда стрелами по всяким бледнолицым.

Вид на Thunder Bay

Вид на Thunder Bay. (Кликнуть для увеличения)

На фоне всего этого ходит импозантный мужчина — из Ojibwe и рассказывает свою историю. Сказал, что французы первыми пришли сюда жить и торговать, а потому Ojibwe тогда долго и хорошо владели французким. Ещё он сказал, что Treaties(договоры) с Канадой они(индейцы) подписывали, толком не зная английского языка. И поэтому сейчас договоры надо пересмотреть. И вообще, пора индейцам вернуть свою гордость и владения. Человек выглядел очень современно, говорил очень убедительно. Я спросил его, говорит ли он на своём родном языке. Он сказал, что нет, что мол последний носитель языка в его роду — его бабушка. И она умерла 17 лет назад. Я принёс ему соболезнования, заснял заходящий на посадку самолёт и мы отправились вниз, в город.

Слышал по радио, что языкам коренных жителей предрекают полное исчезновение в течение ближайших 40-50 лет, если правительство не займётся этим вопросом вплотную.

Тут живёт почти 110.000 жителей. Thunder Bay получен слиянием в 1970-ом году городов Fort William и Port Arthur. Сами места известны белому человеку ещё с конца 17-го века. Естественно, первыми тут были французы. В городе живут выходцы из европейских стран и коренные жители, в пропорции 9 к 1. Индейцы достаточно крепко интегрированы во все аспекты жизни и имеют большое влияние, владея многими ключевыми территориями города.

Природа, сама природа, Верхнее озеро, залив, ландшафт — это то, зачем мы ехали и получили этого сполна. Верхнее озеро, с большим отрывом, самое большое, самое глубокое и самое объёмистое среди всех Великих озёр. Многие суда, ходящие по нему — морского класса потому что, если тут штормит по-настоящему, то у домохозяек Виннипега разливается кофе. И пусть слово «озеро» никого не сбивает с толку. Площадь его — как площадь Южной Каролины и больше Чехии, например. Это самый большой по поверхности пресноводный водоём в мире.

Дальше мы спустились с гор, вернулись в город и сделали последнюю остановку — на Waterfront.

Это — участок города, выходящий на марину — пристань для маломерных судов и судёнышек. Когда-то здесь был терминал порта с пристанями для больших пассажирских и грузовых кораблей. Тут-же была центральная железнодорожная станция. Со временем железная дорога и аэропорт свели значимость водного транспорта до минимума. Сегодня только зерновые района, созревающие в больших количествах в течение короткого промежутка времени вывозятся большими кораблями.

На месте порта сегодня расположилась зона отдыха с павильоном для туристов, мелким бассейном, где в жаркий день можно погрузиться в воду по щиколотку, детской площадкой и эстрадой.

Полянка скульптур. Эти фигурки сделаны из камня, но повторяют формы зверушек, которых надувают клоуны на детских мероприятиях.

Полянка скульптур. Эти фигурки сделаны из камня, но повторяют формы зверушек, которых надувают клоуны на детских мероприятиях. (Кликнуть для увеличения)

Thunder Bay. Marina. Общий вид.

Thunder Bay. Marina. Общий вид. (Кликнуть для увеличения)

Зеркальные яйца. Или капли ртути? Модернисты скажут точнее.

Сперматозоиды спящего гиганта. (Кликнуть для увеличения)

Фонтан, где всем всё по щиколотку.

Фонтан, где всем всё по щиколотку. (Кликнуть для увеличения)

В городе есть несколько прикольных зданий. Несколько, не более того. В остальном — обычный «областной центр» Северной Америки. По отзывам людей, побывавших там, единственная вещь, которую мы пропустили и которая стоила всё-таки визита — Fort William Historical Park. Мы, как уже было сказано, предположили, что нам знакомы такие места и пожертовали им, времени ради. Нам сказали, что там можно вполне счастливо провести целый день. Что ж, может быть, когда-нибудь.

А пока мы залили бак бензина и без всяких выкрутасов начали возвращение домой по 17-ой дороге. Возвращаться решили в два присеста, с остановкой в Драйдене. Думали хоть раз разбить палатку, но зловещий голос из радио предвещал дождь. 17-я дорога не столь живописна, как, например 71-я, но всё равно, красоту ничем не заляпать, ни брошенными гостиницами, ни убогими придорожными магазинчиками.

Вообще, поселения вдоль всего нашего маршрута на Онтарийской стороне выглядят маленькими, перекошенными и облупленными. Почти ничего нового и стройного. Какой-то налёт запустения на всём. Вся радость — ландшафты.
Ну и само дорожное полотно. Нам, осевшим в Манитобе, такие дороги кажутся сказкой (хоть до сказки всё ж далековато по европейским стандартам). Только пугают караваны тяжёлых грузовиков, летящих навстречу плотно сбитым порядком.

Ощущается острая нехватка крупнокалиберного турельного помидоромёта, когда такие же громозеки на скорости 90 км/ч садятся на хвост. Знакомые тракеры говорят — это один из способов припугнуть «дачника» и заставить его двигаться быстрее. Работает это и в другую сторону. «Дачник» не дай Бог не тормозит. Он просто бросает педаль газа, даёт тракеру прийти в себя и переоценить ситуацию, когда на спидометре мерзкие 50 км/ч (и простого налогоплательщика не надо уговаривать, что дальше — затяжной подьём, дома неработающая жена с двумя детьми и т.д. и т.п. Я знаю много ребят-тракеров, у которых тоже затяжные подьёмы и неработающие жёны… и ничего, ездят по-человечески). Главное — крепкие нервы. Сигналят они сжатым воздухом. а это душераздирающе. Я не знаю других способов борьбы за жизнь в таких ситуациях.

Драйден (Dryden) – последняя наша остановка. Это самое маленькое поселение в Онтарио, имеющее статус города. Около 8000 человек. Здесь живут уже по Манитобскому времени (Central time). Населённый пункт был основан в конце 19-го века по инициативе тогдашнего министра сельского хозяйства Онтарио, Джона Драйдена (John Dryden). Земли района были достаточно плодородными, что и привлекло внимание министра, а затем, с его подачи, и многих новых поселенцев.

С начала 20-го века и до совсем недавнего времени опорой местной экономики был целлюлозно-бумажный комбинат. В 2008 году он резко сократил производство, оставив город и население без былой поддержки. Местные винят во всём Китай и Россию. Страны с дешёвой рабочей силой и полной мезмятежностью по отношению к своим лесным ресурсам. Я бы к виновникам отнёс бы и современные реалии, когда горделивый фолиант «Война и Мир» помещается на обычном сидюке раз 500.

Центр города аккуратен и симпатичен. Новые дома? Нет, здесь их тоже нет. Пара-тройка новых гостиниц. Всё. Даже дома фермеров, по сравнению с домами их Манитобских коллег выглядят куда скромнее и я выражаюсь так чтобы никого не обидеть.

Простые Драйденские фермеры

Простые Драйденские фермеры (Кликнуть для увеличения)

Столовая закрыта?

Столовая закрыта? (Кликнуть для увеличения)

Народ бросает колхозы...

Народ бросает колхозы...(Кликнуть для увеличения)

Ещё Драйден печально известен авиакатастрофой произошедшей здесь в 1989 году. Фоккер Ф-28, следующий рейсом на Виннипег не смог набрать необходимую высоту и задел деревья за торцом ВПП. Эта катастрофа убила 24 человека.

Мы остановились в местном Holiday Inn Express. После скидки членам CAA мы оставили там 134 доллара. Нам понравилось. Приветливый персонал, всё работает, атмосфера какая-то домашняя, что-ли… Бассейник — так себе, купать резиновых утят, быстренько… пока не выросли…

Хорошенько выспались, позавтракали в гостиничной столовой и двинули домой. До Виннипега около 350 км. Орали песни, махали ручкой паровозам, (на самом деле, машинист гудел не нам. Хорошо видно на видео, что мы ещё не поровнялись с передним. Просто совпадение 🙂)

высматривали лосей. На одном дыхании пролетели Кенору и весь остаток пути.

Кенора. Баг.

Кенора. Баг.(Кликнуть для увеличения)

Абалдеть.

Абалдеть.(Кликнуть для увеличения)

В Манитобе подешевел бензин, дороги стали шире, но тут же стало трясти, как в Одесском трамвае 5-го маршрута (который до Аркадии). Общее чувство — тут больше воздуха, тут углы прямее, а небо выше. Но трясёт….. и комары…. и полгода зима…. А ещё тут дом.

Мы вернулись в четверг, около полудня. Наш вояж продолжался 4 с половиной дня. Мы намотали на кардан(вру, нету у нас кардана) 2016 километров, оприходовав 220 литров бензина. Мы отсняли около двух часов видео и сделали около 200 фотографий. А самое главное — мы отлично отдохнули.

На Thunder Bay(3)

02.11.2012
<<<<< Предыдущее

Городок Атикокен выглядит подходяще. Название с языка местных индейских племён романтично переводится как «оленьи кости». Народу — чуть меньше 3000. Город первоначально был основан на месте одной из узловых железнодорожных станций. Они называют себя канадской столицей каноэ. Почему? — мы так и не разузнали. Но, как факт, архитектурная композиция с каноэ во главе угла расположена на одной из главных улиц.

В новейшей истории городок подпитывался надеждами на разработку богатых месторождений железа и минералов в районе. Но добыча была дорогой и опасной. Местная геология такова, что шахты постоянно заливало водой, откачивать которую стоило больших усилий. Окончательно шахты позакрывались в 80-х годах и народ побежал. Сегодня население города находится почти на той же отметке, что и в 50-х годах.

Две улицы в три ряда и несколько сотен домов. Всё…. больше ничего нет. Даже местный кегельбан закрыт навсегда. Ах да, там ещё есть магазин по продаже женского нижнего белья.

Мы немного поколесили по городу, а потом решили искать ночлег. Думали разбить платку на ”campground”, но там было так пустынно и уныло, что даже наш минивен опасливо озирался по сторонам.

Объехали три гостиницы. Одна была заасфальтирована со всех сторон и напоминала …. ничего не напоминала. Просто отталкивала. Вторая — чуть ли не столетняя. Зашли, подождали хозяина, огляделись по сторонам и вышли. Потом признались друг другу, что нам почему-то стало жутковато. Нижний этаж, конторка, ресторан — всё напоминало декорации к постановкам по книгам Агаты Кристи. Старомодная, тяжёлая, кожаная мебель уносила на много десятилетий назад. К тому-же свободной оказалась только комната без удобств. Душевая — в лучших традициях советских общаг — в конце коридора. При всём при этом полно постояльцев. Что-то в ней есть, но не для нас.

Оставался ещё один вариант, которым мы и воспользовались. Если обычно уровень гостиницы меряют звёздочками, то тут скорее всего надо использовать квадраты, магендувы, ромбики, силуэты «анфаса» Чарльза Спенсера Чаплина, что угодно, но только не звёздочки. Нам давали ключи от различных комнат, чтоб мы сходили сами и посмотрели, подходит ли нам. В самой приличной комнатушке не работала вытяжка в душе и не было защитных сеток на окнах.

Стараясь не думать о комариной опасности мы пошли на вечернюю прогулку, полазали по площадке со списанной горнодобывающей техникой, сделали пару фоток и вернулись в расположение.

Суровый челябинский экипаж

Суровый челябинский экипаж. (Кликнуть для увеличения)

Паровоз

Паровоз. Оригинальная конструкция паровой машины позволяет уменьшить общую ширину локомотива. (Кликнуть для увеличения)

Здесь дела накалялись. Нам нужно было выйти на связь с центром и поэтому мы взяли складные стульчики, компьютер и направились к конторе. Здесь нашёлся еле живой Wi-Fi и свободная розетка. Прямо рядом с нами толпа молодых людей в жёлтых жилетах и рабочих одеждах готовила на мангале гамбургеры, пила пиво и непринуждённо «факала». Пока дочка сдавала рапорт, у меня завязалась живая беседа с двумя парнями.

-Вы откуда, ребята? — спросил один из них
-Виннипег, говорю.
-О. Виннипег… Это где? Это ведь в Канаде?
-Да, говорю, это тут, в Манитобе, рядышком.
-Ну а так откуда? — продолжали они дознание. — Акцент у тебя, говорит.
-Из Израиля вообще.

Тут меня поразили прямо в сэрдце.

-Но вы не говорите на иврите, — сказал один из них.
-А ты откуда знаешь? — спросил я.
-Потому что я иврит уже пять лет слушаю, — тёща с женой на иврите общаются. Да я и в Израиле был.
-Где?
-Петах Тиква.

У меня слегка отвисла челюсть, но я быстро оправился.
-Да. говорю, знаю, я там лет 5 прожил.
-Брат, — сказал он растроганно и стал энергично трясти мою руку.

Потом он сказал, что желает, чтоб израильтяне поскорее отбомбились по варварскому Саддаму Хусейну, схватил своего другана и они ушли ещё чуть-чуть пофакать. А мы, поговорив с домом, поползли в люлю.

Прошло всего 8 часов с тех пор, как мы покинули Sioux Narrows, но нам показалось, что последний раз мы спали неделю назад. Ночью пришлось закрыть окно, потому что стало очень холодно и кроме того, один местный житель всё пытался спеть какую-то оперетку. Время от времени его громко пилила жена на предмет идти уже домой, он пилил её обратно, что-то звонко ронял, поднимал и продолжал петь.

Утром мы позавтракали, сдали ключи, взяли пол-тонны туристической литературы и двинули.

Колхоз закрыт

Колхоз закрыт. (Кликнуть для увеличения)

Кому актуально — надо заправиться в Атикокене, — потом заправок не будет долго-долго.

Перелистав буклеты мы пришли к выводу, что на сам Thunder Bay нам надо потратить не больше 5 часов, поэтому сосредоточились на окрестностях.

До Kakabeka Falls долетели за 2 часа. Ещё этот водопад называют Северной Ниагарой. Вода грохается с высоты 40 метров. Раньше, когда Kaministiquia River использовался для передвижения, лодки перетаскивали по обходной тропинке протяжённостью около полутора километров (это называется Portage). Сам водопад описывать словами — неблагодарная работа. Нафоткали кучу ракурсов.

Kakabeka Falls

Kakabeka Falls. (Кликнуть для увеличения)

Kakabeka Falls

Kakabeka Falls. (Кликнуть для увеличения)

Поглазев на воду мы отправились на пешую прогулку. Доча, по привычке выработанной многими поколениями девушек, одела в поход новую обувь и, естественно, натёрла ноги. Поэтому мы гуляли и страдали. Потом страдания неожиданно закончились, потому что доча разглядела грибы. Я ничего подобного в своей жизни не видел. Грибы были повсюду. Даже на сосне висел подосиновик. Мы думаем, что какая-то птичка, или белка его куда-то несла, но не донесла. В следущий раз за грибами — только в Какабека!

Нас ждали великие дела и времени на них оставалось мало. Мы подняли паруса и устремились в Thunder Bay. Ходу было с полчаса, или около того. Пейзаж как-то неожиданно преобразился и нарисовались горы. Немного, но горы. Сам город Thunder Bay ничем нас не удивил. Мало того, в планы этого самого дня сам город никуда не входил. Нам хватило 20 минут чтоб пересечь город с запада на восток и совсем скоро мы повернули с шоссе 11/17 к Amethyst Mine Panorama.

Вход туда стоит 8 баксов на взрослое лицо. Детям до 5-и лет вход бесплатный. Накануне я очень здорово побрился, но скидку мне всё равно не сделали. Внутри всё простенько — аметист добывается открытым способом. На дне разлома установлена водяная пушка, которая буквально выдирает породу с насиженного места. Аметист — разновидность кварца, подкрашенного различными соединениями, находящимися по соседству с ним. Ценность аметиста зависит от способности его сохранять цвет. Образцы попроще выцветают на солнце за несколько месяцев. Местные ребята сказали, что здесь — самое большое месторождение аметиста в Северной Америке. Мы провели здесь около двух часов, час из которых дочка «добывала» камни сама. Килограмм необработанной породы можно купить здесь примерно за 8-9 долларов. Тут же есть магазинчик, где за вполне умеренную цену можно приобрести всякие разные ювелирные изделия. — серьги, брошки и просто маленькие, прикольные фигурки пингвинов, кошечек, шмошечек и всякого такого.

Водяная пушка

Водяная пушка. (Кликнуть для увеличения)

Аметистовый овраг

Аметистовый овраг. (Кликнуть для увеличения)

Дальше спустились мы на шоссе 11/17 и продолжили на восток. Потом свернули в сторону Ouimet Canyon Provincial Park. По пути у нас оказался и Eagle Canyon (находится в частном владении), знаменитый тем, что там находится самый длинный пешеходный подвесной мост в Канаде. Ну, и чтобы окончательно прихлопнуть посетителя «самами-самыми» там же построена самая длинная в Канада zipline. Не нашёл в русском интренете точного перевода, но выглядит это так: стальной канат укреплён одним концом на возвышенности, вторым где-то далеко внизу. Человек одевает специальную упряжь, вроде как у парашютистов. Упряжь крепится к роликовой тележке, которая, собственно и катится по канату. Так и ездят.

Мы приехали совсем под закрытие — где-то в 17:40 и нас туда уже не допустили. Аттракцион закрывается в 18:00. Кто заинтересован — примите к сведению.

Понурили мы голову и продолжили в Ouimet Canyon.

Там тоже уже закрывались, но плату за вход с нас таки срубили. Два доллара с гостя. После шести денег никто не берёт и ворота никто не запирает. Гуляй скок влезет. А кругом — чудеса. Всё благоустроено и ухожено. И опять грибы на деревьях. Они там не растут, я точно знаю. Но они туда как-то попадают.

Сам каньон простирается на длину около 2-х километров, максимальная его глубина — около 100 метров, а ширина — до 150 метров. На обрыве подвешены смотровые площадки. Было страшно. Только присутствие дочери вселило в мою душу смелость и спокойствие. Наверное, я мало путешествовал, но такого я ещё не видел. Научный факт — растительность на дне каньона не соответствует широте. Эта растительность относится к арктической тундре, начинающейся примерно в тысяче километров севернее. Ещё один научный факт — на дне каньона лежит колесо от какого-то движущегося стредства. Лучше б написали, что там был Вася. Кстати, с Васей мы знакомы…мужик что надо.

Ouimet canyon

Ouimet canyon. (Кликнуть для увеличения)

Ouimet canyon

Ouimet canyon. (Кликнуть для увеличения)

Ouinet Canyon. Именно здесь был Вася.

Ouinet Canyon. Именно здесь был Вася. (Кликнуть для увеличения)

Вечерело, но программа — есть программа — надо посетить Sleeping Giant – символ города Тандер Бей.

Примечание: Все видео можно просмотреть в HD, если кликнуть на иконку Youtube.

>>>> Дальше

На Thunder Bay(2)

01.11.2012
<<<<< Предыдущее
Motel Crystal Harbour Resort

Motel Crystal Harbour Resort. (Кликнуть для увеличения)

Неизвестность распологалась совсем рядом, в паре-тройке километров оттуда. На ней красовалась страшненькая вывеска Motel, а рядом точно так же плескалась кристально чистая вода Лесного озера. Контора была точно так же закрыта, но магазинчик рядом кипел жизнью. На полке бодро бормотало радио, дядька — продавец с сосредоточенным выражением лица гонял муху , на что с живым интересом смотрели местный пёс Шарик и кошка Мурка.


Магазинчик с заправкой при курорте

Магазинчик при курорте. (Кликнуть для увеличения)

-Дядя, мы хотим остановиться на ночь — важно сказал я.

Дядька чуть не поперхнулся от неожиданности, стал краснеть и заикаться, а наглая муха тут же уселась ему на темечко.

-Наверное они тут к захватчикам непривычные — сказал я доче, — дальше поедем.

Но тут дядька пришёл в себя и стал кого-то вызванивать по телефону, а потом отправил нас в ресторан, кой оказался той же самой закрытой конторой. Через некоторое время приветливая женщина отперла нам дверь изнутри. Там внутри таки был ресторан. Человек, наверное, на 100. Но пустой, хоть шаром покати. Я как-то там неудачно пошутил, мы расплатились, нам выдали ключи и на этом общение с администрацией закончилось.

Ресторанчик при курорте

Ресторанчик при курорте. (Кликнуть для увеличения)

Сама гостиничка видала времена получше. Фасад выцветший и местами облупившийся. Территория заставлена престарелой техникой, ушедшей в землю по раму, всякими заброшенными постройками и покосившимися эллингами на берегу. Уныло, на первый взгляд. Потом мы обнаружили, что это даже прикольно, своего рода шарм… Наверное, технику побросали предыдущие интервенты.

50 лет без капремонта

50 лет без капремонта. (Кликнуть для увеличения)

Изнакурнож

Изнакурнож. (Кликнуть для увеличения)

Click to enlarge

Побережье. (Кликнуть для увеличения)

Лодка отдыхает пузом кверху

Лодка отдыхает пузом кверху. (Кликнуть для увеличения)

Занесли наш багаж — комнатки простые, матрасы колятся пружинами, но в остальном сносно и даже приятно. Чисто убрано, заботливо подкрашено. У нас есть холодильничек, телевизор и ванная комната. На большее мы не рассчитывали.

Прямо перед гостиницей нашёлся мангал и мы стали готовить ужин. Бросили заранее замаринованную говядину на огонь и скоро обнаружили, что она несьедобна. Несмотря на маркировку жил было столько, что из них можно было плести макраме. Потом мы гуляли и нашли место, куда рыбаки сбрасывали рыбьи отходы. Дно у берега кишело маленькими рачками-худюльками, которые тщательно обрабатывали щучьи останки. Мы сжалились и решили подкормить их нашими оставшимися стейками. Их было два и они были большими. Утренняя проверка показала, что один стейк просто исчез, от второго осталась половина, а из рачков на рабочем месте был только один. Дочь предположила, что остальные ушли в ресторан за зубочистками.

Потом мы поджарили картошечки с яичницей и начали второй день путешествия.

Следующая остановка — Nestor Falls. Всего-ничего, около 50 км. После равнинной Манитобы трёхметровый водопад показался нам чудом природы и мы долго придумывали позы для фотографий. Рядом с водопадом расположена одноимённая деревушка, с парой-тройкой постоянных жителей. При всём при этом тут-же раскатана небольшая взлётка для лёгких самолётов и живописный гидропорт.

Картинка без названия

Картинка без названия. (Кликнуть для увеличения)

Гидропорт

Гидропорт. Beech D18s. (Кликнуть для увеличения)

Ещё 60 км на юг, ландшафт успокаивается, озёра изчезают из поля зрения, напоминает юго-восток Манитобы (в принципе, по карте это совсем рядом).

Городок Emo был встречен бурными апплодисментами в салоне — больше 1000 людей населения, музей, гоночная трасса, пара заправочных станций. Фотоаппарат решили не вынимать — далеко тянуться.

Потом зевали ещё километров 35, пока не заехали в Fort Frances. Тут дела пошли поживее. 8000 жителей — это уже не шутка. Тут уже необходимы SafeWay, Walmart, Tim Hortons, госпиталь, библиотека и прочие признаки цивилизации. Мобильники наши дружно прыгнули на штатовских провайдеров и мы их малодушно выключили.

Две детали — впервые с тех пор, что мы покинули Манитобу (около 250 км) в Форт Френсисе мы увидели новый строящийся дом (один) и аж два японских минивена. Остальные дома были серьёзно подержанными, а минивены были американскими. С чем это связано, не знаю. Вот, например, давеча вернулся из похода в провинциальную Миннесоту (километрах в 80 на юг от Форт Френсиса), картина та же.

Форт Френсис известен тем, что это первое поселение основанное европейцами к западу от Великих Озёр. Ну и, наверное, тем, что в нём побывали мы, безстрашные Виинипежские туристы. Хотя вру. Это не всё. В Википедии висит список известных ФортФренсисовцев. 80% из них прославились на лоне профессионального хоккея. И ещё — время тут уже Восточное, на час вперёд.

Дальше мы прошли правым бортом вдоль Rainy River/Lake (в какой-то точке там Rainy River становится Rainy Lake) и оседлав 11-ое шоссе направились на северо-восток.

Исторически сложилось так, что после того, как 71-шоссе сливается с 11-ым немного западнее Emo, на картах и на знаках, до самого Форт Френсиса используются оба номера. 71-е остаётся в Форт Френсисе и дальше, на восток бежит только 11-е.

Чудеса начинаются почти сразу с отбытием из Форт Френсиса. Дорога проложена по десяткам островов, окружённых десятками озёр. Едешь за рулём автомобиля, а вода и слева и справа. И я, гордо держу штурвал корабля. А параллельно, метров через сто воды, таким же манером проложена железная дорога. Прикольно было бы погоняться с паровозом.

Здесь опять захватывает дух. День солнечный. Вокруг леса, вода, голубое небо, живность и ни одного гудка из мобильника. Радио начинает ловить станции Тандер Бея. Временами на обочинах стоят полицейские, временами дорожные рабочие и больше никого. Будний день,- даже зверушки ушли на работу.

Автомобильные пробки по дороге в Thunder Bay

Автомобильные пробки по дороге в Thunder Bay. (Кликнуть для увеличения)

Всё ещё понятия не имеем, где будем ночевать. Пока давим педаль. Проезжаем десятки табличек с названиями озёр. Царство озёр. Царства озёр. Канада с туристических буклетов.

Провинциальный парк Quetico лежит где-то посередине между нашим ночлегом в Crystal Harbour Resort и поворотной точкой нашего путешествия. Временами спускаемся с дороги лишь для того, чтобы в очередной раз убедиться, что минивену здесь не место. В Quetico достаточно места для стоянки у красивейших озёр. Но места настолько дикие, что я опасаюсь разбивать здесь палатку. За каждым деревом мерещится страшный медведь, или даже носорог, или герои произведений Джеймса Фенимора Купера с томагавками наголо. Мобильники помалкивают, так что решаем двигать поближе к цивилизации.

Городок Атикокен выглядит подходяще.

Примечание: Все видео можно просмотреть в HD, если кликнуть на иконку Youtube.

>>>> Дальше

На Thunder Bay (1)

31.10.2012

В конце августа 2012 года мы решили куда-нибудь сьездить, чего-нибудь покорить. Сначала склонились над картой и по-Наполеоновски обдумывали план завоевания Торонто и окрестных кантонов. С Наполеоновской мудростью мы быстро догнали, что времени нам не хватит потому как километров много, времени мало, а водитель вообще один. На самолёте дочка лететь отказалась, потому что сверху не видно ромашек. Тогда я предложил ехать на автобусе, но Совет Мудрейших заявил, что завоеватели на автобусах не ездят. Мол, за 30 часов весь порох вспотеет и попа устанет сидеть. Итого, прошла разнарядка тихой сапой взять Thunder Bay и вернуться назад как раз к следущей недельной закупке продуктами.

Всезнайка — Гугыль говорит, что расстояние от Виннипега — всего каких-то 700, с хвостиком, километров. Забегу вперёд, сказав, что туда-обратно намотали мы около 2000. Сами понимаете, покорять — так основательно. В общем, загрузили мы боевую колесницу штурманом и оператором мобильной связи (старшей дочей в одном лице), палаткой, надувным матрасом, походной плиткой, всякой снедью и выехали из дому в воскресенье, около полудня, хорошо отдохнув и не имея ни малейшего понятия о том, как покоряют неведомые земли.

Взяли шоссе номер один (Trans Canada) и до самой Кеноры развлекались, глядя на наш расходомер. Двутонная машина ела около 6 — 6.5 л бензина на 100км. Это расход обычного американского седана, но никак не 8-и местного автобуса. Потом до нас дошло, что ветер резво дует нам ровнёхонько в корму и на скорость не скупится.

Где-то после часа езды на восток ветер слез с нашей спины, а прерии начали сменяться скальными мотивами. Валуны росли и толстели на глазах, превращаясь в хищного вида монстров. Всё это перемежалось озёрами. Мы достигли границы Канадского щита. Хотелось спеть что-нибудь эпохальное по этому поводу, но завоеватели не поют, завоеватели завоёвывают, кроме того, от их голоса вянут даже кактусы. Поэтому мы просто скушали по яблочку.

Первый заслуживающий внимания населённый пункт на нашем пути — городок Кенора. Около 15000 жителей и примерно столько же катеров и лодок. От городка пахнет курортом и беспечностью. Город лежит на северном побережьи Лесного Озера (Lake Of the Woods), в сокращении — LOW. О самом озере можно говорить взахлёб часами. Представьте себе пруд размерами примерно 100 км на 100 км, и посреди всего этого — около 15000 скалистых островов и островков. И да, я не ошибся, 15 тысяч. Википедия приводит число 14552. Острова большие и маленькие. Но неизменно завораживающие. Я не буду слишком сильно углубляться в описание этого озера, рамки темы не позволяют. Скажу только, что завоевать его невозможно. Оно само кого хочешь завоюет.

Шоссе номер один на территории Манитобы вполне комфортабельно для захватчиков, — по две полосы в каждую сторону, самый страшный танк легко пролезет. В основном, почти до самой границы с Онтарио, направления разделены лесополосой. Единственное, что омрачает радость путешественника — кочки. Их несравнимо больше, чем островов на Лесном Озере. Километров за 10 до границы шоссе сливается и в нашем распоряжении остаётся одна полоса.
В районе Кеноры эта дорога становится гладкой и красивой. Но и более опасной, — большегрузные машины летят в лоб, напоминая о бренности всего земного и о неоплаченном счёте за воду.

В Кеноре импровизируем в первый раз, — решаем покинуть 17-е шоссе (это то, во что перетекает 1-ое) в пользу 71-го. В пути мы около 2-х с половиной часов и всё ещё полны энергии и энтузиазма. 71-е идёт круто на юг, виляя между сотнями озёр. Машин почти нет. Шоссе отлично уложено, крутые склоны усажены смешанными лесами. Повсюду предупреждения, — столкнуться с лосем — испортить ночь (Night danger). И не только ночь. Столкновение с лосем чревато потерей жизни. Захватчики не спешат расставаться с жизнью. Решаем, что ночью ехать не будем. И вообще, открываем атлас дорог и решаем, что на привал встанем в районе Sioux Narrows. (Sioux (сю) – название одного из племён коренных жителей, то бишь индейцев. Narrows обозначает пролив, то есть короткая речка, или ручеёк, связывающий два больших объёма воды).

При всём уважении к GPS, — атлас незаменим для автопутешественника. Только в атласе можно увидеть «биг пикчер».

Нам ехать ещё около часа (Winnipeg – Sioux Narrows = около 300 км). На дороге полицейских больше, чем гражданских и тушканчиков, вместе взятых. Бросается в глаза тот факт, что полиция седлает большие полноприводные машины и траки. Пытаемся сойти с шоссе в нескольких местах и понимаем, почему. Всё, что за пределами 71-ой дороги не предназначено для минивена захватчиков. В окошках мелькают леса, озерца, острова, олени.

Старшая пытается отловить сигнал своим суперпродвинутым мобильником. Но сигнал капризен и беспрестанно исчезает. Мой, более консервативный аппарат, не зависящий от 4G, чувствует себя гораздо лучше. Молодёжи пейзажи надоели и в ход идёт портативный ДВД. Я всё ещё под впечатлением и очень огорчён, что надо заниматься вождением, не могу глазеть по сторонам. Разрешённая скорость 80-90 км\ч. Мы так и едем, но нас обходят, как стоячих. Кажется, даже дразнятся. Так завоевателей не встречают.

Долго ли, коротко ли, приближаемся к Sioux Narrows, начинаем искать привал поживописней.
В районе разбросаны курорты, ночлежки, гостиницы. Курорты, один за другим, нам отказывают — в основном они все предварительно заказаны. Мы немного смущены — придорожные предупреждения делают своё дело — мы решаем бояться медведя и ночевать под крышей, а не в палатке, хотя бы пока не выйдем из чащобы. Но не всякая крыша нам подходит — захватчики ищут что-то с пасторальным видом из окна.

Sioux Narrows – село с населением в несколько сот человек. Летом приезжают обладатели дач, увеличивая плотность в два раза. В посёлке есть гостиницы, придорожный магазин с заправкой и площадка для минигольфа, которой местные гордятся, как ленинградцы Дворцовой площадью.

Местные люди — в основном коренные, все, как один — в охотничьих бейсболках (партизанят что-ли?). Люди спокойные и почитающие закон. И если сказано, что магазин работает до 5-00, это значит, что после 5-00 никто драться не будет — буду молча, с еврейской скорбью в глазах смотреть в витрины. Сюр, конечно. Толпа людей молча смотрит в витрину…

Здесь, в Sioux Narrows, нас очень неприятно удивила цена на бензин. В Виннипеге литр бензина стоил нам 1.21 за литр. Тут мы заплатили 1.37. Издержки интревенции…

На этом приветливость городка не закончилась. Мы с дочей облюбовали себе прикольное местечко, Sioux Narrows Motel называется. На окошке конторы красовалась табличка «Vacancy»(что обозначает, что есть свободные места), у подножия мотеля заманчиво плескалась вода, парковка была забита авто с американскими номерами, цены вполне придорожные, и только одно нарушало идиллию. На двери конторы висел замок. Мы крутились вокруг да около с часок, потом потеряли захватническое терпение и поехали дальше, в неизвестность.

Неизвестность распологалась совсем рядом, в паре-тройке километров оттуда.

Примечание: Все видео можно просмотреть в HD, если кликнуть на иконку Youtube.

>>>> Дальше