Архив рубрики «3. Часть третья. День первый.»

Часть третья. День первый.

17.01.2010

<<<<< Читать вторую часть

Внутренее убранство Виннипежского международного аэропорта напомнило мне советские заштатные порты середины 70-х. Вообще, в воздухе неосязаемо висел дух СССР. Мешали только пёстрые вывески забегаловок и «придорожных» магазинов.

Светка сказала, что меня встретят её друзья. Как-то получилось так, что фотографии друга я не получил. Надеялся, что в многоликой толпе «наше» лицо опознаю сразу. Был и план «Б». Я даже знал, что такси до моего приюта стоит около 20 канадских рублей. Но, на удачу, я оказался прав и довольно быстро засёк среди народа пару глаз (явно говорящих по-русски), внимательно рассматривающую прибывших из Торонто. В какой-то момент наши глаза пристально встретились

-Юра?

-Ага, он самый. А ты Гриша? Правильно?

-Так точно, – сказал я, схватил чемодан и пошёл за своим новым знакомым.

Пробрались через столпотворение, вышли на улицу. Свежий, морозный, лёгонький воздух сам забрался в лёгкие. Давно забытые запахи зимы заполонили всё вокруг, влетели в нос, в уши, закружили голову и немного сбили с толку. Опять мелькнул СССР, несгибаемая зима, санки, зимние каникулы, походы в кинотеатр «Патрия» по абонементу и, почему-то, мороженное «Пломбир» за 19 копеек.

Юрка бежит,

-Давай, говорит, – холодно, ббблин.

Я степенно останавливаюсь, получая пинка под зад от зелёного чемодана с подарками и дышу воздухом.

-Стой, Юр, секунду, – говорю. -Буду дышать зимним воздухом.

Юра смотрит на меня непонимающим взглядом, потом улыбается, закуривает, открывает огромную пасть багажника «Интрепида»(автомобиль такой) и засовывает туда мой сундук.

Долго-ли, коротко-ли, надышался я и мы тронулись в путь. Интрепид — машина американская, большая и мягкая. Несмотря на всё это первые мои впечатления на Виннипежской земле — дюже трясёт. Как я потом узнаю, дороги часто мостят на железобетонном основании, отлитом из отдельных плит. После нескольких лет эксплуатации на поверхности дороги появляются швы. Движение по такому покрытию очень неприятно, и напоминает поездку в одесском трамвае 5-го маршрута середины 80-х годов (на Аркадию ходил). Но то была Одесса и ей прощалось всё. Здесь Одессой не пахло. Здесь пахло гораздо сильнее Куйбышевым или Горьким. Глазею по сторонам, – в окнах движется пейзаж одноэтажной индустриальной Северной Америки (впомнились Ильф с Петровым). Всё, визит начался.

-Так вот ты какой, город Виннипег, – думаю.

К тому, что деревня, что одноэтажная, что непривлекательная и прочая и прочая и прочая я уже себя приучил. Не прошло мимо трёхлетнее общение с местными ребятами на форуме. За окном – конец марта, что по определению накладывает на картинку оттенок депрессии, преувеличенной воинствующим джет-легом. По обочинам дорог громоздятся кучи грязно-жёлтого снега, над головой серое небо, без просветов и надежды, на улицах никого нет и светофоры похожи на советские (После более внимательного рассмотрения обращаю внимание, что вместо ламп накаливания используются ЛЕДы, что гораздо практичнее – водитель различает сигналы дыже при низком прямом солнце. Зачёт!).

Наш путь – на угол Стаффорд(Stafford) и Дорчестер(Dorchester). Там – мой Бед’н’Брекфаст*. Юрка вкрадчивым голосом говорит что-то про Ликер Март**, я киваю, но особой важности посту не придаю. Мне бы положить спину, растянуть задубевшие после перелёта члены.

-Твоя остановка, – говорит Юра и мы вылезаем на снег. Здесь он чище и можно восторгаться.

Поднимаю глаза. Моя домашняя гостиница находится в квартале больших пожилых домов.

Фотографии Виннипега. Старые кварталы Ривер Хайтз (River Heights)

Фотографии Виннипега. Старые кварталы Ривер Хайтз (River Heights)

Фотографии Виннипега. Старые кварталы Ривер Хайтз (River Heights)

Это, собственно, и сама «гостиница». Выглядит неказисто, но тепла и гостеприимна. Мог бы и порекомендовать, да заведение закрылось (прим 2010г).

Парадное открылось и появился настоящий канадец. Он был абсолютно нормального роста и комплекции, но удивительно напоминал дедушку-гнома из детских красочных книжек.

-Хай, Грегори, хау ар ю? – [Здорово, мужик! Как дела?]

-Аем файн, сенкью, балабайт. Куда чумадан-то ставить? [Спасибо, вашими молитвами, хозяин. Где багаж-то разместить?]

-Хир, хир – указывает он мне на небольшой предбанничек. [Тута — тыкает он пальцем]

Тут Юрка раскланивается и улетает по делам, объявив, что в шесть вечера заедет, а я остаюсь лицом к лицу с неизвестной мне цивилизацией. Стягиваю усталые ботинки, исподтишка оглядываясь по сторонам. Светло, чисто, старомодно, но уютно. Сверху спускается Джинни, супруга (на тот момент) Гарика. Они тихо переговариваются и когда один мой штиблет уже заснул на полу, Гарик спрашивает не в лоб, а прямо в глаз:

-Ну, а деньги у тебя, касатик, имеются?

Обана, думаю, с чего это он….Вроде договорились в переписке, что сначала стулья, а потом по тексту. Оказалось, что сначала стулья – было про «сначала доллары». Я сую ногу обратно в ботинок и вскользь выслушивая объяснения о нахождении ближайшего банка* вдумчиво шнурую шнурки.

Вышел на улицу поглавнее. Ах лучше бы я приехал в ластах….. Снегоуборочные машины, раскидывая снег, построили за зиму стенку между пешеходной дорожкой и проезжей частью. Дорожки, чистились маленьким трактором и со второй стороны тоже были ограничены метровой стенкой снега. Температура на несколько градусов выше нуля. Тропинка покрыта пятисантиметровым слоем талой воды. Но нас не сразишь и минут через сколько-то там я уже в банке. Становлюсь в очередь, но дама спереди ёрзает и скрытно выказывает признаки недовольства. О да, тесного контакта здесь не любят. А я-то по-израильски примкнул, что бы никто не «подрезал». Никому, однако, в голову не пришло влезть без очереди, я заскучал и стал репетировать речь, которую необходимо было сказать мальчику-банкиру. Очнулся я только когда мне выдавали канадские купюры, упакованные в кулёчек. На улице решил всё-таки пересчитать и надолго погрузился в интеллектуальную кому. Телефон вернул меня к жизни:

-Привет!

-Да,я

-Э-э-э, нормально

-Ага

-Счас возьму упряжку с белым медведем и поеду в гостиницу.

-Нет, тайгу не видел

-Люди? (Оглядываюсь по сторонам). Есть люди!

-Как одеты?

-По канацки одеты.

-Трезв

-Одинок

-Да, да, и многоэтажку видел. Издалека. Одну.

-Ага

-Бай, потом позвоню

Это с женой пообщался. Медленно побрёл назад, в гостиницу. Рядом, шурша колёсами по снежно-грязевым фракциям проезжают автомобили. Упс, кажись, сейчас я буду облит с ног до головы, – Тойота Сьенна летит в лужу, которая прямо напротив меня. Натягиваю капюшон, спешно разворачиваюсь спиной к дороге и бормочу длинные, витиеватые фразы на арабско-ивритском языке, прилежно заученные в армии. Минут через пять решаюсь обернуться. Весь сухой и чистый. Машины, завидя меня около лужи, притормаживают, выжидают разрыва в потоке и принимают на левую полосу. Некоторые улыбаются и машут рукой. Неправдоподобно, – думаю я и нагло остаюсь на своей позиции, для чистоты эксперимента. Невероятно, – опять думаю я. Наверное, местные арсы ещё не проснулись, думаю, и после десяти минут провокаций на «посту» продолжаю путь.

Вдали виднеется Драг-март. Вспомнил, что там продаются карточки для междугородных звонков и билетики на автобус. Купил банку чипсов, лосьён для бритья, бочку воды для полоскания рта (страх, как дёшево) и плюшевую собаку (мадэ ин Чина). Про билетики и карточки забыл.

Фотографии Виннипега. Драг Март на углу Коридон и Стаффорд (Corydon/Stafford), Виннипег.

На билетики и карточки забил. Драг Март, – гулять так гулять.

Вот снова моё жилище. Хозяева пересчитали деньги, радостно выписали квитанцию и показали комнату. Очень даже ничего. Опять старомодно, и опять уютно. Кровать высоченная. Пока залезал, сбил дыхание и захромал на обе ноги. На виннипежских часах 11 утра. На моих биологических чёрте знает что, по-моему циферблат поделен на 34 часа, а некоторые стрелки идут назад. Решил погеройствовать и не спать до начала местной ночи. Знакомой трелью пиликает телефон

-Здорово!

-Нормально!

-Люди есть, сам видал

-Ага, и медведи, белые. Они спускаются с айсберга и подрабатывают водилами такси.

-Нет, в тайгу ещё не ходил, – там перерыв на обед

-Трезв

-Да, да, и многоэтажку одну видел, издалека.

-Позвоню

-Бай

Это батя. Волнуется.

Пока разговаривал, ноги вынесли меня на Коридон(Corydon)***. Гари идёт рядом, по какой то своей надобности.

-Знаешь, летом тут много фестивалей, кафенюшки все открыты, народ празднует. Машины негде ставить.

-Где?

-Здесь, – слегка надломленным и неуверенным голосом говорит Гарик и указывает рукой на грязно-серый и влажный Коридон.

Фотографии Виннипега. Серо-влажный Коридон.

Фотографии Виннипега. Серо-влажный Коридон.

Серо-влажный Коридон…..ну хоть шарфик красный.

-А, понял, – говорю я. -Врёшь, наверное (это я сказал про себя).

-А ты вообще куда идёшь?

-Туда, – отвечаю, указывая на восток. Там даунтаун**** у вас, я его на карте видел.

-Дык автобус возьми, – далече-то до даунтауна будет.

-Фигня, дядя, время есть. Банкет в шесть (была такая договорённость с Юрой).

Гари заруливает в лежащий на пути 7/11 (сеть придорожных магазинов). Захожу с ним, покупаю-таки билеты на автобус, а затем гордо передвигая штиблеты и ежесекундно щёлкая фотоаппатаром продолжаю шествие на восток. Дальше-хуже. Двух, трёх-этажные аппартменты, построенные из или облицованные грязно-жёлтым кирпичом, мутные стёкла небольших окон, обрамлённых деревянными рамами под облупившейся краской…

Фотографии Виннипега. Здания с квартирами на съём. Сливай воду, туши свет.

Словами поэта — сливай воду. Таких домов с квартирами на съём на Коридон несколько десятков.

-Это Канада? – спрашивает меня левое полушарие.

-Цыц, – отвечает правое и пихает левое под рёбра логтём. – Так надо. Сам напросился.

Тем временем наконец-то проснулись местные арсы***** и один за другим пытаются окатить меня потоками грязной, ледовитой воды.

-Интересно, как сказать по английски «суки, уроды, мать вашу во втулку ржавую»?, – синхронно думают оба полушария и выходят из длительных раздумий лишь, когда я выхожу на улицу Осборн.

-Наверное, браток, лучше всё же было бы взять автобус, – говорит ещё какой то внутренний орган, но я молодецки отмахиваюсь и продолжаю наступление. На этот раз на север.

Ищу позитифф. Ага, автобусы городские, вроде, гремят потише. И это, машины большие. Ужас. А ещё вон, дом-свечка вдалеке маячит. Много этажей.

Фотографии Виннипега. Конфьжн Корнер (Confusion corner), улица Осборн (Osborne), Виннипег

Дядька-индеец неровной траекторией рулит на велике среди машин. Никто ему не сигналит. Терпеливо ждут, когда он слегка усмирит свого рогатого друга и по большой дуге огибают. Какие-то мужики попросили закурить.

-Нате, родные. Мне что, жалко что-ли?

Одариваю незнакомцев красным L&M. Незнакомцы рассматривают сигаретки с подозрением и почему-то не берут.

-Да лан, не сцать, – не отрава. Американские они, американская смесь табака.

Пока заканчиваю тщательно подбирать слова, хмурые мужчины оказываются на другой стороне улицы и печально задумавшись смотрят в окна маленького кафе. О е, кафенюшек на Осборне тоже навалом. Почему-то почти пустые.

-Ах да, сегодня же суббота, то-бишь шабат, неожиданно приходит на ум (ерунда, конечно).

Довольный своей догадливостью продолжаю путь к намеченной цели. Потихонечку начинает появляться архитектура. Названий штилей сказать вам не смогу, но несомненно, северный отрезок Осборн можно уже классифицировать.

Фотографии Виннипега. Северный отрезок улицы Осборн (Osborne) в Виннипеге

Высокий, серый, угрюмый костёл(?) корябает своим крестом низкую облачность.
Вскидываю аппарат, щёлкаю. Подруливает какой-то тип с красным сопливым носом, убого одетый, но страшно разговорчивый.

Фотографии Виннипега. Недолеко от перекрёстка Осборн и Ривер.

-Это ты чего меня фотографируешь?

-Сильно надо, сэр. И в мыслях не имел.

-А я говорю, фотографируешь, – продолжает настаивать «сэр», шумно шмыгая носом.

Про преступность в городе я, к тому времени, уже немного почитал, так что сюрпризов для меня не было. Огляделся. Так и есть, на лавочке сидит шпана. Человек восемь. Молодняк. Посматривают на нас, однако, безо всякого интересу.

-Короче, что хочешь?

-Покажи фотки, если меня там нет, – иди себе, – говорит мой собеседник

-Сейчас, говорю. Съезжу в даунтаун и вернусь. Только ты сиди здесь, жди. Никуда не уходи.

То ли парень офигел, то ли мой английский оказался слишком сложен для переработки и усвоения в низких температурах, не знаю. Но остаётся фактом, я влез в автобус, а мой друг даже вяло помахал мне рукой на прощанье.

Автобус переехал через речку Ассинебойн и моему взору открылось серое и могучее, как эскадра крейсеров «Аврора», здание парламента Манитобы.

Фотографии Виннипега. Здание парламента Манитобы

С этим зданием я уже был знаком по картинкам из интернета и точно знал, где надо смотреть на памятник Шевченко. К моему удивлению, Шевченко там сидел-таки, но другой. Не футболист. Мужик там какой-то сидел, пожилой, с усами. Говорят, книги писал. Украинский народный герой. Про Тараса Бульбу там, в общем. Но осадочек остался, доложу я вам. Писать я, вон, тоже умею. А ты поди в Европейской лиге гол забей. Вот то – герой. Короче, приоритеты у местных украинцев неясные. Пока я думал такие думы, автобус повернул направо, на Бродвей, и я вылез. Потому что вот приеду потом в Петах-Тикву и расскажу этим засранцам, что, мол, Боинг там, в Канаде, по Бродвею разгуливал.

Бродвей меня особо ничем не удивил, к сожалению. Что да – так я нашёл ещё парочку домов сфотографировать, потом минут десять задрав голову рассматривал гостиницу «Форт Гарри»,

Фотографии Виннипега. Гостиница Форт Гарри

Фотографии Виннипега. Ж/Д вокзал

а затем упёрся лбом в здание железнодорожного вокзала, сделал засечку и отправился назад, так фактически и не добравшись до Портач (который в моём представлении был финансово-культурным центром Виннипега). Назад я снова шёл пешком. Сразу за мостом стояла патрульная полицейская машина, а сам коп целился в транспортные средства лазерным пистолетом. Я на всякий случай снизил ход и посвистывая с независимым видом прошёл мимо. Иди знай, а вдруг у них тут, в Канаде, есть ограничение скорости и для пешеходов.

«Моя» компания снова сидела на своих местах и всё так же сонно рассматривала прохожих. «Моего» клиента не было. Мне даже стало обидно. Время неуклонно двигалось к вечеру. Для моего организма уже давно наступила глубочайшая ночь и я чувствовал себя немного странно. Нельзя сказать, что я очень хотел спать. Нет. Я просто очень медленно думал и очень медленно на всё реагировал. Однако, блондинок сёк неустанно. Братцы, они, кажись некрашенные. Клянусь.

Потом я добрёл до дома, залез в старомодную ванну, взятую прямиком из ранних иллюстраций к «Мойдодыру», немного пришёл в себя, спустился и встретив у парадного входа Юрку отправился по маршруту Ликер Март – Ланарк. Мой первый день в Канаде закончился замечательно. У Светки с Юркой сидели Светка с Федей и мы тщательно отметили какое-то событие. И тут на меня накинулась лирика. От неё пахло виски, чебуреками и прочими вкусностями со Светкиного стола, но самое главное – меня прижало, когда я увидел их детишек, с остатками снега на одеждах, шумных, с раскрасневшимися щеками возвращавшихся с гулянки. Эххх…Неужели, думал я тогда, наступит день и моя доча точно так же будет возиться в снегу и хохотать от счастья.

* – Бед’н’Брекфаст, по английски – Bed’n’Breakfast, или просто B&B. Это – своего рода домашняя гостиница. Гости размещаются в том-же доме, что и хозяева. Чаще всего предлагается завтрак, санузлы, холодильник и место положить голову. В основном, дешевле, чем обычная гостиница, но имеет свои недостатки, – негде готовить еду (на кухню не допускают), вести себя надо, как в гостях, принимать гостей особо негде.

** – Ликер Март, Liquor Mart – одна и единственная в Манитобе (не скажу про всю Канаду) сеть магазинов, торгующих спиртным.

*** – Коридон. В местном написании – Corydon Avenue. Эта улица пересекает весь Ривер Хайтз (River Heights) с востока на запад и обратно, следуя параллельно речке Ассинибойн, южнее оной примерно на километр. Её восточная часть населена маленькими и средними общепитовскими бизнесами и является очень популярным местом гульбищ среди Виннипежцев. (На самом деле летними вечерами, в особенности по выходным, машину там припарковать негде.- прим. автора, 2010г.)

**** – Даунтаун. Downtown. Традиционное название деловой части города в Северной Америке.

***** – Арс. Это – понятие из израильской действительности. Обозначает персону, отличающуюся антисоциальным стилем поведения и специфическим языком. Опасны, когда в большой толпе себе подобных.

Читать четвёртую часть >>>>>