Архив рубрики «3. Конечная остановка»

3. Конечная остановка

14.08.2011

Мы вышли в центральный зал аэропорта Торонто и оглянулись по сторонам. По сторонам слонялись кучи людей с багажом и без. Они носили чалмы, береты, фуражки, а некоторые вообще ничего не носили. Часть из них куда-то спешила, а другая часть убивала время до своего рейса с блуждающими глазами. Обычный муравейник громадного международного хаба. Мы — часть этого муравейника. У нас с женой по тележке. Обе по уши завалены чемоданами и сумками. Дочка тоже напоминает маленького ослика, навьюченного своим детским скарбом. Идём по стрелочкам. Идём неправдоподобно долго, куда-то всё время сворачивая. Напомнило Пражский Рузине. В какой-то момент упираемся в монорельс, куда тележки завозить не разрешено. Монорельс — автоматический, водителя нет, попросить постоять спокойно некого. Сердобольный молодой человек держит двери, пока мы с женой ворочаем багаж. Всё неудобно как-то, но на фоне величия момента кажется очередной прикольной глупостью, которую надо оставить позади и забыть. Я думаю, что наверное был и другой путь попасть в терминал внутренних полётов. Ну не может быть, чтобы в современном аэропорту всё было так неудобно. Вагончик едет минут 5, а может 10. Выгружать багаж нам помогает случайный гражданин, который улыбается и что-то говорит. Что он говорил я так и не понял, но в ответ помахал головой, улыбнулся и сказал Thank you. Тут наши физические силы и чувство ориентации иссякли и мы решили нанять носильщика.

Он был огромен, этот индус в жёлтой чалме, с большими жёлтыми зубами. Он потребовал за услугу 20 долларов, но, несмотря на его габариты, у меня было на него только 15, о чём я ему так прямо и заявил. Носильщик чрезвычайно быстро согласился, что показалось мне подозрительным. Я пожалел, что у меня было на него аж 15 долларов. По-любому, граждане — имейте с собой мелкую монету для таких оказий.

На самом деле, всё это ерунда — я заплатил бы и больше, лишь бы увидеть как он будет всё это тащить. Как только мы с ним заключили сделку, неизвестно откуда у него появилась тележка. Она была такого размера, что на ней можно было бы эвакуировать весь Кирьят-Гат из-под вражеского обстрела и ещё осталось бы место для Биби Нетаньягу. У тележки было два колеса с одной стороны, и две ручки с другой, — своеобразная тачка огромных размеров. Носитель чалмы во мгновение ока покидал все чемоданы на тележку, не напрягаясь поднял всё это и понёсся. Мы почти бежали позади думая, что может быть он хочет удрать от нас с нашей водкой (кстати, чехи её не тронули, наверное побрезговали). В общем, со своей задачей проводника он справился на отлично и мы оказались перед стойкой регистрации на Виннипег.

Я не знаю, что происходит с материей, когда она пересекает океан. Может она становится тяжелее, натянув влаги над океаном? Или может весы тут калиброваны по-другому? Или может в аэропорту Торонто действует какая-то физическая аномалия… Не знаю. В общем, то, что нам без проблем погрузили в самолёт в Бен-Гурионе оказалось тяжелее при взвешивании в Торонто. Мы заплатили за перевес в общей сложности что-то около 150 долларов. Заплатили визой, израильской визой, которую на первое время решили поддерживать в рабочем состоянии, как палочку-выручалочку. Таким образом, сага багажа благополучно окончилась с относительно небольшими (на фоне общей суммы) потерями.

Потом мы поели в каком-то рядовом фаст-фуде. Впечатления — так себе, зато кондитерские изделия понравились. Ещё понравился факт того, что мы уже залендились. Чувство, знаете ли, такое….. непередаваемое. На таком душевном подъёме я помню себя в 2000-ом году, когда нёс на руках новорожденную дочу. Ну, или когда в детстве, году в 83 или 84-ом купил «взрослый велик». Или когда убежал от милиционера в первом классе. Ходишь тут себе по заокеанью в полной гармонии с душой и телом, а также с иммиграционным законодательством. В общем-то всё, — вольные хлеба. Вот они, за бортом. Думы, конечно, разные в голову приходят. Думы о том, что все мы — дети этой планеты. И вроде бы все мы имеем одинаковые права на эту планету, на каждый клочёк её. И что, вроде бы все эти иммиграционные законодательства — вещь неправильная. С одной стороны — каждый должен жить там, где он находит нужным. А с другой стороны — цивилизация будет разрушена в момент, что все границы будут открыты. И вот, в результате — хожу я гордый. Типа получилось. Запрыгнули.

И пока я эдаким самодовольным индюком расхаживаю по Пирсону*, наш борт заправляют и готовят к финальному броску, а нас просвечивают. Дочка всю дорогу держалась молодцом, но за пару метров до самолёта начала буксовать. У нас появился ещё один предмет ручной клади. Летим маленьким аэробусом. Салон заполнен, от силы, на четверть. За окном уже ночь, а в салоне самолёта атмосфера пригородного автобуса следующего в дачное товарищество. Все друг-друга знают — и пассажиры и стюардессы. Ведут досужие разговоры о погоде, комарах и что-то о хоккее (на улице почти август). Можно воспользоваться тем, что соседское кресло пустует, поднять подлокотник и улечься. Дочка спит бронебойным сном, не чувствуя ни взлёта, ни посадки. Вообще, действительно — как на автобусе прокатились. Разве что остановок не было. А хотя… кто знает, я тоже слегка отключался.

В принципе, на этом самом месте можно начать речь о громадной роли интернета, как средства связи, как социального инструмента. Потому что здесь я начинаю встречать людей, с которыми судьба свела исключительно благодаря интернету.

В аэропорту нас встречал маленький оркестр. Правда, туш оркестр не играл. Музыкальных инструментов с собой не оказалось. Но зато было очень приятно, что в далёком городе есть кому встретить. Это были Лена с Мариком и Лена с Серёжей. После краткого разбора оказалось, что Лена (Марикова) каким-то образом заполучила ключ от нашей квартиры и мы можем прямо с корабля идти на бал, то-есть, в свои аппартаменты**. Со всеми ребятами мы познакомились лично ещё на пикниках в Израиле. Да, да, мы тоже собирались на пикники, только чаще всего в теперь уже почему-то позабытой Кадиме. Пикники организовывались через тематический форум. На этом же форуме люди знакомились и черпали ценную информацию. Таких «виннипежских» форумов несколько. Было даже больше, но часть из них засохла, другие стали нерелевантны в силу тех, или иных причин. На сегодняшний день сильнейшим ресурсом является виннипег.ру. Я думаю, что для 90% иммигрантов нашего профиля (русскоязычные израильтяне) этот форум являлся и является ультимативным путеводителем, неисчерпаемым источником информации, средством связи и просто приятным местом общения. Всё как в жизни, — люди дружатся, ссорятся, мирятся, посылаются и возвращаются. Этим инструментом пренебрегать нельзя и значение его переоценить трудно. До сих пор, 5 лет спустя, когда наше знакомство из виртуальной плоскости перетекло в реальную, мы иногда называем друг-друга по форумным никам. Ведь Лен достаточно много в Виннипеге, а Виагра — одна. Предостаточно Славиков, а Ярос — один. Олегов тоже хватает, а ОлегЭл — один, точно так же, как miy, aleli, a Little Doctor, Krok, Georgia, Candy, Coffie, Smiley, Tzveta, Spartak и ещё многие, многие, многие. Вы приезжаете в Виннипег, и оказывается, что вы не одни на этом острове. Вам нальют у трапа самолёта, свозят за товарами первой необходимости, научат пользоваться стиральными машинками и подскажут, где брать недельную закупку. Через некоторое время вы будете заниматься такими-же богоугодными делами, а пока — можно накачать надувные матрасы и бухнуться спать.

Спалось хорошо, сном праведников. Но с первыми лучами солнца я проснулся от бурчания под одеялом. Рядом недовольно бурчали ещё два желудка. Раннее утро, всё закрыто. Память поднимает из архивов заметки полуторагодовалой давности. На Коридон должен быть магазинчик сети Mac’s. Память меня не обманула. Mac’s — не лучшее место покупать элементарные продукты, но когда желудок буянит, а до открытия магазинов есть несколько часов — альтернативы нет. Молоко, хлеб, яйца, колбаски всякие, итого — 62 самых настоящих канадских бакса.

-Where are you from, my friend? — спросил меня продавец, заслышав мой чугунный акцент.
-I am from Israel — ответил я и собрался уходить, когда продавец меня остановил
-Wait, wait, — молвил он с пакистанским выговором. — I know a couple of words in Israeli language.

Я с интересом приостановился, подождал, пока парень соберёт мысли в кучу и услышал:
-Dobroe utro!
-Доброе утро, — ответил я. Весьма признателен. Привет семье и в особенности Марии Павловне.

Продавец улыбаясь покивал головой и пригласил заходить к нему почаще. Но только пожалуйста, дорогой читатель, не спрашивай меня кто такая Мария Павловна. Я не имею ни малейшего понятия, равно как и понятия не имею, зачем всё это сказал.

Когда я вернулся, младший член семьи молча(!!!) стоял у окна на нашем шестом этаже и созерцал. Дочка стояла так довольно долго. Мы этот вид назвали зелёным морем. Завораживающе. Особенно, когда кроны деревьев волнуются под напором ветра, образуя зелёные волны.

Фотографии Виннипега. Первый утро. Дочка рассматривает Канаду.

Рассматриваем Канаду.

Фотографии Виннипега. Зелёное море. Кроны деревьев старого River Heights

Зелёное море. Кроны деревьев старого River Heights под напором ветра образуют зелёные волны.

Потом жена мастерски извлекла откуда-то сковородку, пару-тройку приборов и мы, впервые на Канадской земле, питались пищей собственного приготовления.

Фотографии Виннипега. Организация питания семейства в первые после приземления дни

Посылочные коробки легко заменяют стулья. Одна мадам увидела эту фотку и сказала, что желание эмигрировать у неё отбито навсегда. Наверное мы — профессионалы в этом деле. Нам эта фотка очень нравится.

К 10 часам утра нужно было прибыть в Джуйку. Около 9-ти мы вышли из нашего дома и неспеша отправились на север. Я поймал себя на мысли, что после стольких лет жизни с автомобилем от компании и мобильным телефоном, чуть ли не имплантированным в тело, я чувствовал себя каким-то лёгким и свободным. Я неспеша пешком иду куда-то, никто меня не знает, никто меня не ищет, никому я не нужен я и мне никто не нужен. Я просто иду.

1-е августа 2006-го. Солнечное, зелёное, пахнущее природой утро. Температура около 20 градусов по Цельсию. Много-много лет, с тех пор как я покинул Кишинёв, я не испытывал такого наслаждения. Мы втроём молча шли по улице Ланарк (Lanark), разглядывая сочную, зелёную траву, яркие цветы на клумбах и иммигрантских кошечек в окнах «общаг». Я, думаю, ещё б чуть-чуть и я уселся бы писать стихи, прямо на коленке, но кто-то сказал:

-Это семейство Боингов ( мой позывной на форуме) как я понимаю?

На меня смотрело знакомое лицо, столько раз виденное на фотографиях.
-Да, оно, — ответил я. А ты, наверное Кенди? Правильно?
-Правильно, — ответила Динка.
-Классические персонажи форума начинают материализоваться, — подумал я про себя, и пристально посмотрел на Динку, проверяя, реальна ли картинка, или это голограмма. Хотел даже потрогать, но постеснялся.

Потом Дина официально поприветствовала нас на новом местожительстве, мы расцеловались и отправились дальше. Мне кажется, всю дорогу до Джуйки мы не проронили ни одного слова. Просто смотрели по сторонам и искали ещё какое-нибудь знакомое лицо. Но лиц больше не встречалось. Зато было здорово просто идти. Просто идти и никуда не бежать.

В Джуйке мы встретились с Таней, которая выдала нам план бюрократических мероприятий на предстоящий день и объяснила, какими автобусами добираться. Вдруг, как добрая фея, появилась Яэль, несказанно нам обрадовалась, посадила в минивен и повезла по всем необходимым инстанциям. Это было очень приятным сюрпризом. Сначала мы оформляли медицинские карточки. Медицинское страхование в Манитобе бесплатное и действительно уже в день приезда (не как в некоторых других провинциях, не будем тыкать пальцем в Онтарио). Потом мы отправились заполнять формы на получение SIN (social insurance number). SIN – это так же важно, как номер удостоверения личности в Израиле. Или номер паспорта в России. Нет SIN – нет человека. Потом Яэль отвезла нас в контору, где мы официально оформили квартиру, а затем сбежали в ближайший фаст фуд подзаправиться. Впечатления не заканчивались. Страшно хотелось спать, но мы стоически зомбировали с открытыми глазами. Ближе к вечеру мы обнаружили легендарную детскую площадку*** на Ланарке, немножко познакомились с людьми и быстро побежали домой, потому что началась самая настоящая летняя гроза.

Фотографии Виннипега. Детская площадка. Напоминает броуновское движение частиц.

Броуновское движение.

Фотографии Виннипега. Вид на грозу с шестого этажа 555 Lanark St.

Гроза на западе.

Гроза была настолько интенсивна, что мне удалось поймать молнию, просто несколько раз нажав кнопку фотоаппарата наобум. Первый день подошёл к концу. Мы уже не чувствовали себя абсолютными инопланетянами. У нас есть номера, мы застрахованы, мы познакомились с людьми (имена и лица, правда, смешались). Спокойной ночи, Канада. Спокойной ночи, Виннипег.

* Пирсон (Pearson) – фамилия одного из наиболее выдающихся Канадских премьер-министров. Его именем назван международный аэропорт Торонто.

** — Немного о процедуре снятия квартиры. В основном бизнесом сдачи жилья в Канаде занимаются специальные компании. Они владеют целыми зданиями (apartment building), где все, или часть квартир сдаются желающим. Процедура такова: при наличии вакансии компания публикует объявление, желающие подают заявления, и затем, если желающих несколько, фирма выбирает одного, наиболее благонадёжного в их глазах. Фирмы хотят иметь обеспеченного, спокойного и работающего квартиранта. Часто просят гарантов или просто «референс», т.е. лицо, которое может за тебя поручиться. Спрос на квартиры в разных районах города и в разных зданиях — разный. В хорошее жильё попасть сложнее. Раньше (не знаю как сейчас) Еврейская община оказывала неоценимую услугу — она поручалась за своих приезжантов и таким образом нигде ещё не работающие люди могли расчитывать на квартиру. Многие находили гарантов среди своих друзей и знакомых. Конечно же, этот вариант немного неудобен. Нужно просить кого-то о помощи. Но люди не истуканы. Люди понимают ситуацию и подадут вам плечо. Конечно-же при условии, что вы тоже не истукан. При заключении договора, для того, чтобы «застолбить» квартиру нужно вложить на счёт компании определённую сумму. Обычно это половина месячной платы. В моём случае — мне опять же помогли ребята «из интернета». Марик слинял с работы пораньше, чтоб внести эти деньги. И ещё одна деталь, — я посоветовал бы перевести необходимую сумму на счёт человека, который согласился вам помогать заранее. Человек будет спокойнее, что не надо за неизвестного никому Васю Пупкина вносить свои деньги в надежде, что завтра он их ему пришлёт. Я, к сожалению, сразу не догадался так сделать, но опять же, ребята поддержали. Дальше, — иногда люди съезжают из квартиры раньше, чем официально заканчивается договор. В таком случае им необходимо найти людей, согласных вселиться вместо них на тех-же условиях. Такая процедура называется «Sublet». Большинство «наших» нашли именно подходящие саблеты. В общем, кто-то за вас договаривается о жилье, заполняет формы, платит задаток и на этом свою функцию заканчивает. Ключи лежат в конторе до тех пор, пока вы не появитесь там лично и не уладите всю бухгалтерию. Таким образом те, кто приехал вечером, или в течение выходного дня должны искать себе ночлег до получения ключей. Лена неизвестным мне манёвром заимела наши ключи наверное ещё до того, как мы получили визы (опять литературная парабола).
*** — детская площадка жилого комплекса на Ланарке являлась местом встреч. Родители выводили чад поиграть в футбол, покататься на качелях и т.д. Сами же с удовольствием чесали языками и курили сигареты.