Архив рубрики «Разное»

НХЛ

06.02.2013
<<<<< Предыдущее

Друг позвонил — говорит — пошли на Пингвинов смотреть. Я думал, в Ассинибойн парк, в зоопарк. Хотел отнекнуться, мол по телеку их видел, но он опередил. Говорит — Самолёты наши с Пингвинами ихними будут в хоккей играть. Ну, типа, НХЛ, значит. Ну я и согласился. На НХЛ не был. На Райкине был, на «Металлике» был, на «Спартаке» был, а на НХЛ не был. Пробел надо заполнить.

25 января 2013-го года. Хоккей начался примерно на перекрёстке Грант и Кенастон. По льду катались не шайбы, а десятки автомобилей, забитые болельщиками. Мы немного не подрасчитали время. Обычно путь от этого перекрёстка до MTS арены занимает около 20 минут времени. В этот раз каждый красный светофор был нашим, и колонна болельщиков толстела с каждым переулком. Конечно же мы потрындели за хоккей. Я, помнится, выступал на тему таланта и боевого духа. Вспоминал донецкий Шахтёр советского разлива, вспоминал кубки «Гроза авторитетов» и предсказал, что сегодняшняя игра закончится «нашей» победой 4-3.

Корефан мой, конечно, сказал, что 4-0 будет сподручнее, но я возразил, что соперника надо уважать. Всё ж таки не Радуга(Козомыск) в гости приехала. Шлемами не закидаешь. Это ж Пингвины. А у них на баллансе Женя Малкин имется и товарищ Кросби тоже. А это, говорят, сила. В общем, сошлись на том, что мы победим 4-2. Суть да дело, пробка ползла, народ в соседних авто спешно заливал в себя виски и напяливал боевые доспехи (униформу Jets).

Окружающие стоянки были плотно обставлены плакатами «Lot is full», поэтому пришлось лезть в «пасть дьявола» — многоэтажную стоянку по самому соседству с ареной. Девушка на входе, замотанная в шарфики по самые помидоры охотно взяла 10 долларов и запустила нас вовнутрь. Ощущение, что вокруг матчев НХЛ кормится гораздо больше народу, чем о том знает налоговое агенство Канады. Квитанции нам впопыхах не выдали и мы тихо-молча вскарабкались на 5-й этаж парковки.

Со всех направлений на игру стекались компании болельщиков — молодых, старых, совсем молодых, совсем старых, трезвых и частично пьяных. Очень понравились целые семьи, разодетые в униформу Jets. Ощущение «хэппенинга». На входе в арену меня, в первый раз за все 7 лет в Канаде, ненавязчиво обыскали. Охранник с особым рвением рассматривал мой фотоаппарат.

-Лама? — сказал я
-Каха, — сказал он. — Брателло, ты прости, тут фляжки со спиртным всеми методами проносят.
-Ааааа, — сказал я. И вспомнил, как на Металлику в это-же самое помещение мы абсолютно не прячась пронесли фляжку скотча.

Потом я увидел, что бокал пивка стоит у них 8-50 и понял, что это рэкет 🙂 Когда я заметил бейгале(претцел) за 7 долларов, до меня допёрло, что нужно хорошо уцепиться за брючный ремень, бо тут разденут и не всплакнут.

На всякий случай сходили в сортир. Корефан, как человек более опытный сказал, что на перерывах до писуара можно и не поспеть. Минут пять потоптались в очереди на пописать.

Потом толпа занесла нас вовнутрь. Вспомнил детство — как я залезал на дерево в пионерском лагере, уже плотно засиженном всякими пионерскими пионерами, в ожидании художественного фильма «Оленья охота». Я не знаю, я не уверен, но мне кажется, что когда здесь играли «Manitoba Moose», кресла были пошире. Наши места находились посередине ряда и нам прошлось протискиваться сквозь народ, худой и толстый, трезвый и пьяный, но всегда очень приветливый и дружелюбный. Было страшно. Одно неловкое движение с нашей стороны, или со стороны народа и мы беспощадно летим вниз. Я-то ладно, могу летать, но страшно было за корефана. Наконец это испытание оказалось позади и мы прочно уложили задницы в наши кресла.

Ну, что я знал за НХЛ? А знал я немного. Их по телеку показывали в СССР и они там без касок ездили, а при случае сразу руки распускать старались. Сволочи буржуазные, одним словом. Но у нас был ЦСКА и время от времени мы им задницу-таки да рвали. Но иногда и они нам. В общем. Такие вот ковбои с клюшками.

Сначала исполнили национальные гимны. Я не догадался снимать с самого начала…Зал заполнен до отказа…

НХЛ. Winnipeg Jets - Pittsburg Penguins. Предматчевое построение и физкульт-привет.

НХЛ. Winnipeg Jets - Pittsburg Penguins. Предматчевое построение и физкульт-привет.

Судьи тоже разминаются. Минутой раньше арбитр, который стоит к нам лицом уселся на почти идеальный шпагат, сорвав апплодисметы зала. Часть представления.

Судьи тоже разминаются. Минутой раньше арбитр, который стоит к нам лицом уселся на почти идеальный шпагат, сорвав апплодисметы зала. Часть представления.

Папарацци

Папарацци

Это вам не концерты всяких разбалованных Пинки Флойдов. НХЛ — это строго. Это-кучи бабок и контракты, подписанные армиями бизнесменов со всех сторон мира. Игра началась ровно в 19-00.

Ковбои вышли на лёд и начали пинать клюшкой по шайбе. Что примечательно, все, как один в шапочках таких, голубеньких, беленьких и в футболочках чистеньких. Заглядение, словом. Трибуны стали орать, а минут через пять я уже захотел в туалет. Jets в тишине, полной трагизма и драмы, получили первую плюху. Забил Сидни Кросби. Говорят, лучший игрок лиги. Пока я продолжал вынашивать планы на опорожнение, Сид забил ещё раз и виннипежские болельщики дружно позасовывали языки в задницы. Корефан смотрел на меня разочарованно — я ж наобещал 4-2. Но корефан — программист, хоть и бывший, в математике смекает и я сказал, что это именно те два гола, которые Пингвинам были отведены за ради уважения. На том и сошлись. Дальше болельщики продолжали мямлить, а Самолёты еле-еле волочили ноги в коньках. Мы решили, что всё дело в пиве и пошли маршем в поход по головам.

Пиво — вещь великая. Как миниму на нас оно оказало умиротворяющее воздействие. Мы успокоились и опять стали в очередь в туалет.

Одна леди и толпа мужиков.

Одна леди и толпа мужиков.

Очередь тихо материлась и понимающе продвигалась. Потом мы опять взяли пиво и исполненные решимости направились назад, на сцену. Я чувствовал как-будто играть только мне и на мне лежит вся ответственность. Поэтому первым делом пообещал охраннику, что я сейчас понафукаю заклинаний и мы им вставим куда надо. Обязательно вставим. Охранник снисходительно помахал головой. Но он не знал, с чьими чарами имеет дело, а мы поорали и быстренько забили первую ответную шайбу. Болельщики стали бесперебойно вопить, как сумасшедшие ваще. Мне казалось, что своими криками они даже сбивают с толку наше нападение, но более опытный в хоккее корефан сказал, что от этих криков, теоретически, Пингвины должны уписяться со страху и пропустить ещё. Так и случилось. Несмотря на отвлекающие сообщения от жены, которые шли, как телеграмы в Смольный мы забили ещё одну, а потом и ещё. Кстати сказать, я там наколдовал и одного ихнего посадили на две минуты.

Так в перерывах полируют лёд.

Так в перерывах полируют лёд.

Основная масса болельщиков разодета в униформу местной команды. Прикольно увидеть армию, например, 39-х номеров.

Основная масса болельщиков разодета в униформу местной команды. Прикольно увидеть армию, например, 39-х номеров. Заправляются пивом.

Попросили выйти на лёд... ну как всегда... спасать ситуацию. Долго примерял всякие лица, но думаю, у профессионального хоккеиста физиономия должна быть суровой. Примерно такой.

Попросили выйти на лёд... ну как всегда... спасать ситуацию. Долго примерял всякие лица, но думаю, у профессионального хоккеиста физиономия должна быть суровой. Примерно такой.

Потом опять настал перерыв и я пошёл покупать сувенир. Набивная куколка лося, которая во времена Manitoba Moose(местная команда рангом пониже, на которую ходили с 1996-го по 2011-ый год) переодетая в униформу Winnipeg Jets стала стоить в два раза дороже. Находчиво, однако. После сувенира опять настало время длинной мужской очереди и наступил последний, решающий период. Мы набрались решимости, вдули ещё немного и пошли завершать начатое. В третьем периоде все эти хоккеисты бегали из конца в конец, как угорелые, но забить никак не могли. Я пытался сквернословить на Пингвинов, но никто меня не слушал. И ещё пару раз я в полной тишине орал по-русски «Женя — домой!!!!». Это я Евгению Малкину. Но он мужик натренированный, даже голову не поднял. В общем, суть да дело, решили Питтсбургские игру спасать, вратаря свово с поля убрали и выставили шестого полевого. Корефан мой пригубил и говорит — «Ща засунем!». В общем я так на него посмотрел… думал, только я колдовать умею. А он только сказал это так мы и забили четвёртую.

Андрюха - герой

Андрюха - герой


П
онравилась атмосфера. Не понравилось обдиралово, не по-человечески это, но знающие сказали — так надо. А я говорю — они там бастуют себе, а чтоб их удовлетворить нам пивко по коньячным ценам продают. Ну да ладно. Show must go on.

Сразу после игры счастливые и весёлые болельщики решили разьезжаться по домам. Но оказалось, что выехать на улицу — это как ещё один период отыграть. С пятого этажа стоянки мы спускались минут 30.

Послесловие: Город тут хоккейный. И стар и млад не дурак глотку подрать, поболеть. И традиции хоккейные сильны. Бывает, на улице -30, а детвора по льду мелькает, знай клюшками машет. Но вот такое дело — канадцы вежливы в массе своей, и сдержанны в массе своей (на публике). Это — прямая противоположность настоящему болельщику. Мне, воспитаннику школы болельщиков Кишинёвской «Республики» было абсолютно понятно, что нужно не только возносить свою команду, но и врагов порочить. Например, приедет в гости СКА «Карпаты» Львов, ну, а у нас речёвки про бандеровцев заготовлены. Весело так, незло, но заготовлены. И прозвища всякие обидные выкрикивали. А тут всё стерильно, аж ненатурально. Может это и хорошо, а может и не очень. А свой игрок напортачит, так и на этот случай было готово что-то типа «На горе стоит сортир, Батич — лучший бомбардир», или «Что за ржавая подкова? Это — рожа Хлопотнова», или «Если мяч разбил табло — значит бил Сергей ШавлО». Порой на арене было просто неуютно. Публика молчала минут по 5-10. Ведь когда «враги» ворота атакуют — то свистеть надо, а не глазки в пол тупить. Я уж не говорю о речёвках, которые пели хором два, а то и более секторов. Глянул я тут на форумы болельщиков. Конечно, на форумах они пораскованней, матом кроют, как дети. Но вот нету у них штаба болельщического, чтоб стихи придумывать, да плакаты рисовать. Нету-нету-нету. Только доставание билетов обсуждают. Жаль. «Настоящих буйных мало». А может я чего-нибудь не понимаю и всё, что меня волнует — поорать, да пивка попить. Может и так.

В конечном итоге вечер прошёл замечательно, глотка осипла, Пингвинов загнули, да это ещё и пятница была. Наверное, надо будет повторить. Одна беда — билеты фиг достанешь, если спонтанно. 15000 мест на MTS арене в городе Виннипеге были забиты под завязку.

Корефану спасибо за экскурсию. Appreciate it!

P.S.

Что бы это значило?

Что бы это значило?

Ищу подпись к этой фотографии — публикуйте в комментариях, автор лучшего варианта — пожизненная бесплатная подписка до конца жизни.

О Михал Сергеиче

04.11.2012

Вопрос:
У соседа HONDA ACCORD 85г. в., двигатель B18A, кузов СА2. Так вот, стал барахлить карб — нет ли у кого-нить схемы его устройства или чего-то подобного. Заранее БОЛЬШОЕ СПАСИБО!

Ответ:
На апрельском, 1985г. пленуме ЦК КПСС Генеральным секретарем был единодушно избран Горбачев Михаил Сергеевич… Потом были ускорение социально-экономического развития… перестройка… каждой советской семье отдельную квартиру… борьба с алкоголизмом… Первый Съезд народных депутатов — Собчак, Сахаров, страна у телевизоров… «Борис, ты не прав!»… моя первая свадьба… Павловская реформа… пустые магазины… ГКЧП… «в связи с состоянием здоровья»… Беловежская пуща… Триколор над Белым Домом… Гайдар, новые деньги — новые цены… мама умерла… опять новые деньги… танки на мосту, пожар белого дома… опять новые деньги… Совместные предприятия… биржи… ваучеры… МММ с бабочкой… черный вторник… первая Чечня… мой развод… отец умер… я увидел авто.ру… деноминация… дефолт… моя вторая свадьба… начался 21-ый век… Путин… ребенок в первый класс…

А у этой Хонды только сейчас «что-то начал барахлить карбюратор…»

Это — с одного из форумов об японских автомобилях. Последняя фраза ответа, по моему мнению, навеки вошла в «Золотой фонд» русскоязычного интернета. Автор и не думал, скорее всего, что эта фраза никогда не умрёт. Она не умрёт.

К чему всё это? А к тому, что 30 Октября 2012 года президент Горбачёв посетил Виннипег и кроме всяких разных обедов и визитов в редакцию местной газеты держал речь перед молодым поколением канадцев в местном MTS центре.

В 1985-ом году я был восьмиклассником. Я думал, что уже многое знаю и понимаю. Я думаю, в этом возрасте все здоровые люди чаще всего думают, что всё знают и понимают. Гриша Двойрин был обыкновенным продуктом советской общеобразовательной системы. Всё у меня было хорошо — вот они, власть, партия и их экосистема, а вот я, моя семья, мои родственники и мои друзья. Вот они, многословные, жёсткие, непрощающие, а вот мы, полуодетые, немного голодные, но весёлые и задорные. Они пишут постановку, а мы делаем вид, что исполняем роль.

Кое-кто из нас зубрил слова наизусть, входил в образ безоглядно и фанатично, а кое-кто позволял себе импровизировать и со снисхождением выдавал на-гора набор фраз, необходимый для того, чтобы продолжать существовать.

Понятно, что в свои 15-16 лет мы жили так, как нас научило ближайшее окружение взрослых. Я знал, что эти, речистые, опасны. Я знал, что они всё время лгут. Я знал, что язык следует держать за зубами. Так меня научили родители. Мой друг, Андрюха П. это тоже знал. Но он не боялся. Ничего не боялся… скорее всего по детской неопытности, но для истории причины не важны.

Нам было лет по 13, когда мы по пути из школы домой купили в овощном магазине зелёные солёные помидоры. Это было дёшево, прикольно и доступно. Это было вкуснее мороженого. В тот раз помидоры были протухшими и мы решили заявить об этом продавщице. Она долго нас не замечала, а потом зло выматерилась и позвала грузчика, чтобы выгнал нас оттуда, из полуподвального помещения около автобусной остановки на углу улиц Гоголя и Искры. Андрюха тогда сжал в руке тухлый помидор, раздавил его и заявил, — это то, что ждёт этих блядей.

Я любил своего друга Андрюшку. Я улыбался. Но в душе кипятились сомнения… Несмотря на свои 13 лет я знал, что у стен бывают уши. И кроме того, у них есть кулаки. Где-то в глубине души я позавидовал Андрюшке, что он не боится. Значит и дома у него не боятся. У меня дома боялись. У меня дома по ночам звучали «голоса», папаня скверно улыбался, обменивался взглядами с мамой и скрежетал зубами. Они давно мечтали свалить, но меня в свои планы не посвящали. Потому что были мудры и осторожны. Мало ли что я мог наболтать в школе, или во дворе.

В 1985-ом году к власти пришёл Михал Сергеич и заговорил на другом языке. Он не сделал этого сразу. Он тоже был мудрым. Он ходил к врачу в Кремлёвскую клинику, питался в Кремлёвской столовой. Он точно знал, что сразу топором махать нельзя. Надо размяться. Надо дать людям привыкнуть к себе. Но когда он открыл рот, миллионы советских граждан, привыкших поколениями игнорировать длинные, пустые речи, льющиеся из теле- и радио приёмников, с недоумением останавливались и не верили своим ушам.

Жизнь в советском союзе могла быть описана при помощи простейшей метафоры, аналогией с тюремным миром. В Москве сидели воры, в столицах союзных республик сидели блатные. Шашлычок им подносили шестёрки. Кулаками, «бойцами» воровского закона были МВД, а порой и армия. Рядом со всем этим существовали миллионы «мужиков», которые тянули лямку, гнали план, точно знали, кто такие воры, но в дела их не влезали, пока воры не перегибали палку. Момент перегибания — дело нрава и географии. Мужики просто научились жить, по своему мнению не теряя лица, в мире, которым правят блатные.

А ещё где-то рядом, за запреткой, был Пан (Кум) и были вертухаи. Это те, кто всех остальных загнал в тюрьму, потому что эти, все остальные, по мнению Кума и вертухаев, нарушают закон. Метафора работает и здесь. Западный мир, считающий себя цивилизованным и демократичным боялся советского зверя. Коммунистический лагерь — своего рода ГУЛАГ, с зонами разными, с режимами разными, но неизменно за забором, где на вышках стоят вертухаи (НАТО).

И тут начинается самое интересное. В тюрьме существуют ещё несколько каст, несчастья которых нас не очень интересуют. Однако активисты и всяческие козлики — это те, кто сотрудничал активно или пассивно с Кумом и его вертухаями. Козлики могли делать это из идеологических соображений, а могли просто преследовать корыстные цели. Так вот, с точки зрения советского общества, построенного по типу лагерного порядка, диссиденты и оппортунисты относились именно к этим. И знаете, на зонах и в тюрьмах такие особым авторитетом не пользуются. Особенно активных на зонах «шкварили», опускали. Это те, кого гневно обсуждали на партсобраниях и на заседаниях домкомов. Диссиденты понимали, что жить так нельзя и пытались втолковать это мужикам. Но мужикам было нормально с ворами. Они научились жить с ними и молча обходили хаты и малины. Многие поколения советских мужиков знали точно, какими эшелонами летать и какие песни петь. Это была часть мужицкого счастья.

Мужики гнали от себя активистов и козлов потому что в потенциале такая связь ничего хорошего им, мужикам, не принесёт. Потому что бойцы вездесущи и всегда голодны. Но были и такие, что «выламывались». Собирали чемоданы и всеми правдами и неправдами валили к чёртовой бабушке.

А теперь представьте, что один из воров собирает сход и говорит, через голову братвы — господа мужики, а вот эти вертухаи и пиндосы — они вовсе не такие ужасные. С ними можно сотрудничать.

Нужно быть очень смелым, сильным и независимым, чтобы это сделать. (один мой знакомый сказал, что это по глупости, но я не верю)

Я понимаю, что аналогии не всем покажутся лестными. Всё-таки воровской мир в глазах обывателя имеет негативный окрас. Но в масштабах большой советской страны совсем неясно, кто приносил жизни бОльший вред, кто приносил больше несчастья. Воровской мир, который был частью советской субкультуры, одним из ответов режиму, или сам режим, поставивший себя в оппозицию всему живому.

Я не собираюсь здесь говорить, кто плохой, а кто хороший. Всё в этом мире относительно. Если расстрелять всех «плохих» людей завтра, то послезавтра «хорошие» начнуть выделять в своей среде менее «хороших». И «плохие» появятся снова. Я не имею точного определения добру и злу. Я только говорю, что Михал Сергеич был тем самым фактором, который посеял смуту (к худу, или к добру) в умах мужиков. Мужики, доселе избегавшие процессов мышления, стали ворочать мозгами. И среди них открыто и высоко подняв голову стали расхаживать «активисты».

Потом были ускорение социально-экономического развития… перестройка… каждой советской семье отдельную квартиру… борьба с алкоголизмом… Первый Съезд народных депутатов — Собчак, Сахаров, страна у телевизоров… «Борис, ты не прав!»… моя первая свадьба… Павловская реформа… пустые магазины… ГКЧП… «в связи с состоянием здоровья»… Беловежская пуща… Триколор над Белым Домом… Гайдар, новые деньги — новые цены… мама умерла… опять новые деньги… танки на мосту, пожар белого дома… опять новые деньги… Совместные предприятия… биржи… ваучеры… МММ с бабочкой… черный вторник… первая Чечня… мой развод… отец умер… я увидел авто.ру… деноминация… дефолт… моя вторая свадьба… начался 21-ый век… Путин… ребенок в первый класс…(это — всё та-же цитата)

Тут ещё многое можно добавить. И только Президент Горбачёв всё ещё тут. Он не изменился. Потолстел разве что со времён Фороса. И ничто его не берёт пока. И ничто не поколебало его принципа — «не бойтесь высказывать свои мысли».

Я снимаю шапку перед внутренней силой этого человека и пусть у него не барахлит карбюратор.

>>>> Дальше